facebook vkontakte e signs star-full

Кордарон раствор : инструкция по применению

Формы выпуска:
ФТГ: Антиаритмическое средство
Цены в аптеках Минска
29,70 – 30,96 р. Где купить

Состав

В 1 ампуле (3 мл) содержится:

Действующее вещество:

Амиодарона гидрохлорид Вспомогательные вещества: Бензиловый спирт (Е1519) Полисорбат 80 (Е433)

Вода для инъекций

Описание

Прозрачная жидкость светло-желтого цвета, практически не содержащая суспендированных частиц.

Фармакотерапевтическая группа

Антиаритмические средства, класс III. Код ATX: C01BD01.

Фармакологические свойства

Фармакодинамика

Антиаритмические свойства

Увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия клеток сердца, без изменения его высоты или скорости его подъема (эффект антиаритмика III класса по классификации Вогана Вильямса). Изолированное увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия является результатом замедления тока калия без изменения тока натрия и кальция.

Брадикардическое действие из-за снижения автоматизма синусового узла. Данный эффект не устраняется введением атропина.

Неконкурентная блокада альфа- и бета-адренергических рецепторов.

Замедление синоатриальной, предсердной и атриовентрикулярной проводимости, более выраженное при тахикардии.

Не изменяет внутрижелудочковую проводимость.

Увеличение рефрактерных периодов и уменьшение возбудимости миокарда предсердий, желудочков, атриовентрикулярного узла.

Замедление проведения и увеличение продолжительности рефрактерного периода в дополнительных предсердно-желудочковых пучках.

Отсутствие отрицательного инотропного действия.

Сердечно-легочная реанимации при остановке сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, рефрактерной к электроимпульсной терапии

Эффективность и безопасность внутривенного введения амиодарона пациентам с остановкой сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, резистентной к электроимпульсной терапии, была оценена в двух двойных слепых исследованиях: исследование ARREST (сравнение амиодарона с плацебо) и исследование ALIVE (сравнение амиодарона и лидокаина).

Первичной конечной точкой обоих исследований было количество пациентов, живых в момент их поступления в стационар.

В исследовании ARREST 504 пациента с наступившей вне больницы вторичной остановкой сердца после фибрилляции желудочков или желудочковой тахикардии без устойчивого пульса (по меньшей мере 3 попытки дефибрилляции и применение адреналина) были рандомизированы на две группы и получали либо 300 мг амиодарона, разведенного в 20 мл 5% раствора глюкозы и быстро введённого в периферическую вену (246 пациентов) или плацебо (258 пациентов). У 197 пациентов (39%), живых при поступлении в стационар, амиодарон значительно увеличил вероятность успешного реанимирования и госпитализации в стационар: 44% в группе амиодарона и 34% в группе плацебо (р = 0,03).

После поправки на другие прогностические факторы, скорректированное отношение шансов выживания после приема было 1,6 в группе амиодарона по сравнению с группой плацебо (IC 95%, 1,1-2,4; р = 0.02). В группе амиодарона по сравнению с группой плацебо у большего количества пациентов проявилась гипотензия (59% по сравнению с 48%, р = 0,04) или брадикардия (41% по сравнению с 25%, р = 0,004).

В исследовании ALIVE 347 пациентов с фибрилляцией желудочков, устойчивой к трём попыткам дефибрилляции, адреналину, последующим попыткам дефибрилляции, а также пациентов с рецидивом после первоначально эффективной дефибрилляции, были рандомизированы в группы приёма амиодарона (5 мг/кг массы тела, разбавление в 30 мл 5% раствора глюкозы) и плацебо лидокаина или в группу, пациенты которой получали лидокаин (1,5 мг/кг в концентрации 10 мг/мл) и плацебо амиодарона, содержащего тот же растворитель (полисорбат 80).

Среди 347 пациентов, включенных в исследование, амиодарон значительно увеличивал вероятность реанимирования и поступления в стационар: 22,8% в группе амиодарона (41 пациент из 180) и 12% в группе лидокаина (20 пациентов из 167), р = 0,009. После поправки на другие факторы, которые могли влиять на вероятность выживания, скорректированное отношение шансов выживания при госпитализации составило 2,49 у пациентов, получавших амиодарон (IC 95%: 1,28-4,85, р = 0,007) по сравнению с пациентами, получавшими лидокаин. Отсутствовала разница между двумя группами лечения в отношении количества пациентов, которым требовалось купирование брадикардии атропином или кровяного давления дофамином, а также в отношении количества пациентов, которые получали лидокаин (в дополнение к препарату, который являлся предметом исследования).

Количество пациентов с асистолией после дефибрилляции и назначения исследуемого лечения была значительно выше у пациентов группы лидокаина (28,9%), амиодарона (18,4%), р = 0,04.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения у детей не проводились. Согласно опубликованным исследованиям переносимость амиодарона оценивалась у 1118 детей с разной степенью аритмии.

В педиатрических клинических испытаниях были использованы следующие дозы:

лечение приступа: 5 мг/кг массы тела в течение от 20 минут до 2 часов.

поддерживающее лечение: 10 -15 мг/кг/сутки от нескольких часов до нескольких дней.

В случае необходимости, принимать перорально при обычной нагрузочной дозе в первый день инфузии.

Фармакокинетика

После введения амиодарона его концентрация в крови очень быстро снижается в связи с поступлением препарата в ткани; активность достигает максимума, приблизительно на 15-й минуте и исчезает приблизительно через 4 часа после введения.

Амиодарон метаболизируется в основном с участием CYP3A4, а также CYP2C8. Амиодарон и его метаболит, дезетиламиодарон, in vitro являются потенциальными ингибиторами цитохрома CYP1A1, CYP1A2, CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6, CYP3A4, CYP2A6, CYP2B6 и CYP2C8. Амиодарон и дезетиламиодарон могут также ингибировать транспортные белки, такие как Р-гликопротеин и ТОСТ2 (транспортный белок органического катиона). Исследование показало увеличение на 1,1% концентрации креатинина субстрата (ТОСТ2). Данные in vivo описывают взаимодействие амиодарона с субстратами CYP3A4, CYP2C9, CYP2D6 и Р-гликопротеина.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения амиодарона у детей не проводились.

Согласно опубликованным ограниченным данным, разница в фармакокинетических параметрах между взрослыми и детьми отсутствует.

Доклинические данные о безопасности

В ходе 2-летних исследований канцерогенности на крысах амиодарон вызывал увеличение фоликулярных опухолей щитовидной железы (аденом и/или карцином) у особей обоих полов при клинически значимом воздействии. Поскольку результаты исследований мутагенности были отрицательными, для данного типа индукции опухолей предполагается эпигенетический, а не генотоксичный механизм. Такое влияние на щитовидную железу крыс и мышей вероятнее всего вызывается воздействием амиодарона на синтез и/или высвобождение гормонов щитовидной железы. Значимость данных результатов для людей низкая.

Показания к применению

Антиаритмические средства, класс III. Код ATX: C01BD01.

Фармакологические свойства

Фармакодинамика

Антиаритмические свойства

Увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия клеток сердца, без изменения его высоты или скорости его подъема (эффект антиаритмика III класса по классификации Вогана Вильямса). Изолированное увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия является результатом замедления тока калия без изменения тока натрия и кальция.

Брадикардическое действие из-за снижения автоматизма синусового узла. Данный эффект не устраняется введением атропина.

Неконкурентная блокада альфа- и бета-адренергических рецепторов.

Замедление синоатриальной, предсердной и атриовентрикулярной проводимости, более выраженное при тахикардии.

Не изменяет внутрижелудочковую проводимость.

Увеличение рефрактерных периодов и уменьшение возбудимости миокарда предсердий, желудочков, атриовентрикулярного узла.

Замедление проведения и увеличение продолжительности рефрактерного периода в дополнительных предсердно-желудочковых пучках.

Отсутствие отрицательного инотропного действия.

Сердечно-легочная реанимации при остановке сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, рефрактерной к электроимпульсной терапии

Эффективность и безопасность внутривенного введения амиодарона пациентам с остановкой сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, резистентной к электроимпульсной терапии, была оценена в двух двойных слепых исследованиях: исследование ARREST (сравнение амиодарона с плацебо) и исследование ALIVE (сравнение амиодарона и лидокаина).

Первичной конечной точкой обоих исследований было количество пациентов, живых в момент их поступления в стационар.

В исследовании ARREST 504 пациента с наступившей вне больницы вторичной остановкой сердца после фибрилляции желудочков или желудочковой тахикардии без устойчивого пульса (по меньшей мере 3 попытки дефибрилляции и применение адреналина) были рандомизированы на две группы и получали либо 300 мг амиодарона, разведенного в 20 мл 5% раствора глюкозы и быстро введённого в периферическую вену (246 пациентов) или плацебо (258 пациентов). У 197 пациентов (39%), живых при поступлении в стационар, амиодарон значительно увеличил вероятность успешного реанимирования и госпитализации в стационар: 44% в группе амиодарона и 34% в группе плацебо (р = 0,03).

После поправки на другие прогностические факторы, скорректированное отношение шансов выживания после приема было 1,6 в группе амиодарона по сравнению с группой плацебо (IC 95%, 1,1-2,4; р = 0.02). В группе амиодарона по сравнению с группой плацебо у большего количества пациентов проявилась гипотензия (59% по сравнению с 48%, р = 0,04) или брадикардия (41% по сравнению с 25%, р = 0,004).

В исследовании ALIVE 347 пациентов с фибрилляцией желудочков, устойчивой к трём попыткам дефибрилляции, адреналину, последующим попыткам дефибрилляции, а также пациентов с рецидивом после первоначально эффективной дефибрилляции, были рандомизированы в группы приёма амиодарона (5 мг/кг массы тела, разбавление в 30 мл 5% раствора глюкозы) и плацебо лидокаина или в группу, пациенты которой получали лидокаин (1,5 мг/кг в концентрации 10 мг/мл) и плацебо амиодарона, содержащего тот же растворитель (полисорбат 80).

Среди 347 пациентов, включенных в исследование, амиодарон значительно увеличивал вероятность реанимирования и поступления в стационар: 22,8% в группе амиодарона (41 пациент из 180) и 12% в группе лидокаина (20 пациентов из 167), р = 0,009. После поправки на другие факторы, которые могли влиять на вероятность выживания, скорректированное отношение шансов выживания при госпитализации составило 2,49 у пациентов, получавших амиодарон (IC 95%: 1,28-4,85, р = 0,007) по сравнению с пациентами, получавшими лидокаин. Отсутствовала разница между двумя группами лечения в отношении количества пациентов, которым требовалось купирование брадикардии атропином или кровяного давления дофамином, а также в отношении количества пациентов, которые получали лидокаин (в дополнение к препарату, который являлся предметом исследования).

Количество пациентов с асистолией после дефибрилляции и назначения исследуемого лечения была значительно выше у пациентов группы лидокаина (28,9%), амиодарона (18,4%), р = 0,04.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения у детей не проводились. Согласно опубликованным исследованиям переносимость амиодарона оценивалась у 1118 детей с разной степенью аритмии.

В педиатрических клинических испытаниях были использованы следующие дозы:

лечение приступа: 5 мг/кг массы тела в течение от 20 минут до 2 часов.

поддерживающее лечение: 10 -15 мг/кг/сутки от нескольких часов до нескольких дней.

В случае необходимости, принимать перорально при обычной нагрузочной дозе в первый день инфузии.

Фармакокинетика

После введения амиодарона его концентрация в крови очень быстро снижается в связи с поступлением препарата в ткани; активность достигает максимума, приблизительно на 15-й минуте и исчезает приблизительно через 4 часа после введения.

Амиодарон метаболизируется в основном с участием CYP3A4, а также CYP2C8. Амиодарон и его метаболит, дезетиламиодарон, in vitro являются потенциальными ингибиторами цитохрома CYP1A1, CYP1A2, CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6, CYP3A4, CYP2A6, CYP2B6 и CYP2C8. Амиодарон и дезетиламиодарон могут также ингибировать транспортные белки, такие как Р-гликопротеин и ТОСТ2 (транспортный белок органического катиона). Исследование показало увеличение на 1,1% концентрации креатинина субстрата (ТОСТ2). Данные in vivo описывают взаимодействие амиодарона с субстратами CYP3A4, CYP2C9, CYP2D6 и Р-гликопротеина.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения амиодарона у детей не проводились.

Согласно опубликованным ограниченным данным, разница в фармакокинетических параметрах между взрослыми и детьми отсутствует.

Доклинические данные о безопасности

В ходе 2-летних исследований канцерогенности на крысах амиодарон вызывал увеличение фоликулярных опухолей щитовидной железы (аденом и/или карцином) у особей обоих полов при клинически значимом воздействии. Поскольку результаты исследований мутагенности были отрицательными, для данного типа индукции опухолей предполагается эпигенетический, а не генотоксичный механизм. Такое влияние на щитовидную железу крыс и мышей вероятнее всего вызывается воздействием амиодарона на синтез и/или высвобождение гормонов щитовидной железы. Значимость данных результатов для людей низкая.

Противопоказания

Антиаритмические средства, класс III. Код ATX: C01BD01.

Фармакологические свойства

Фармакодинамика

Антиаритмические свойства

Увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия клеток сердца, без изменения его высоты или скорости его подъема (эффект антиаритмика III класса по классификации Вогана Вильямса). Изолированное увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия является результатом замедления тока калия без изменения тока натрия и кальция.

Брадикардическое действие из-за снижения автоматизма синусового узла. Данный эффект не устраняется введением атропина.

Неконкурентная блокада альфа- и бета-адренергических рецепторов.

Замедление синоатриальной, предсердной и атриовентрикулярной проводимости, более выраженное при тахикардии.

Не изменяет внутрижелудочковую проводимость.

Увеличение рефрактерных периодов и уменьшение возбудимости миокарда предсердий, желудочков, атриовентрикулярного узла.

Замедление проведения и увеличение продолжительности рефрактерного периода в дополнительных предсердно-желудочковых пучках.

Отсутствие отрицательного инотропного действия.

Сердечно-легочная реанимации при остановке сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, рефрактерной к электроимпульсной терапии

Эффективность и безопасность внутривенного введения амиодарона пациентам с остановкой сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, резистентной к электроимпульсной терапии, была оценена в двух двойных слепых исследованиях: исследование ARREST (сравнение амиодарона с плацебо) и исследование ALIVE (сравнение амиодарона и лидокаина).

Первичной конечной точкой обоих исследований было количество пациентов, живых в момент их поступления в стационар.

В исследовании ARREST 504 пациента с наступившей вне больницы вторичной остановкой сердца после фибрилляции желудочков или желудочковой тахикардии без устойчивого пульса (по меньшей мере 3 попытки дефибрилляции и применение адреналина) были рандомизированы на две группы и получали либо 300 мг амиодарона, разведенного в 20 мл 5% раствора глюкозы и быстро введённого в периферическую вену (246 пациентов) или плацебо (258 пациентов). У 197 пациентов (39%), живых при поступлении в стационар, амиодарон значительно увеличил вероятность успешного реанимирования и госпитализации в стационар: 44% в группе амиодарона и 34% в группе плацебо (р = 0,03).

После поправки на другие прогностические факторы, скорректированное отношение шансов выживания после приема было 1,6 в группе амиодарона по сравнению с группой плацебо (IC 95%, 1,1-2,4; р = 0.02). В группе амиодарона по сравнению с группой плацебо у большего количества пациентов проявилась гипотензия (59% по сравнению с 48%, р = 0,04) или брадикардия (41% по сравнению с 25%, р = 0,004).

В исследовании ALIVE 347 пациентов с фибрилляцией желудочков, устойчивой к трём попыткам дефибрилляции, адреналину, последующим попыткам дефибрилляции, а также пациентов с рецидивом после первоначально эффективной дефибрилляции, были рандомизированы в группы приёма амиодарона (5 мг/кг массы тела, разбавление в 30 мл 5% раствора глюкозы) и плацебо лидокаина или в группу, пациенты которой получали лидокаин (1,5 мг/кг в концентрации 10 мг/мл) и плацебо амиодарона, содержащего тот же растворитель (полисорбат 80).

Среди 347 пациентов, включенных в исследование, амиодарон значительно увеличивал вероятность реанимирования и поступления в стационар: 22,8% в группе амиодарона (41 пациент из 180) и 12% в группе лидокаина (20 пациентов из 167), р = 0,009. После поправки на другие факторы, которые могли влиять на вероятность выживания, скорректированное отношение шансов выживания при госпитализации составило 2,49 у пациентов, получавших амиодарон (IC 95%: 1,28-4,85, р = 0,007) по сравнению с пациентами, получавшими лидокаин. Отсутствовала разница между двумя группами лечения в отношении количества пациентов, которым требовалось купирование брадикардии атропином или кровяного давления дофамином, а также в отношении количества пациентов, которые получали лидокаин (в дополнение к препарату, который являлся предметом исследования).

Количество пациентов с асистолией после дефибрилляции и назначения исследуемого лечения была значительно выше у пациентов группы лидокаина (28,9%), амиодарона (18,4%), р = 0,04.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения у детей не проводились. Согласно опубликованным исследованиям переносимость амиодарона оценивалась у 1118 детей с разной степенью аритмии.

В педиатрических клинических испытаниях были использованы следующие дозы:

лечение приступа: 5 мг/кг массы тела в течение от 20 минут до 2 часов.

поддерживающее лечение: 10 -15 мг/кг/сутки от нескольких часов до нескольких дней.

В случае необходимости, принимать перорально при обычной нагрузочной дозе в первый день инфузии.

Фармакокинетика

После введения амиодарона его концентрация в крови очень быстро снижается в связи с поступлением препарата в ткани; активность достигает максимума, приблизительно на 15-й минуте и исчезает приблизительно через 4 часа после введения.

Амиодарон метаболизируется в основном с участием CYP3A4, а также CYP2C8. Амиодарон и его метаболит, дезетиламиодарон, in vitro являются потенциальными ингибиторами цитохрома CYP1A1, CYP1A2, CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6, CYP3A4, CYP2A6, CYP2B6 и CYP2C8. Амиодарон и дезетиламиодарон могут также ингибировать транспортные белки, такие как Р-гликопротеин и ТОСТ2 (транспортный белок органического катиона). Исследование показало увеличение на 1,1% концентрации креатинина субстрата (ТОСТ2). Данные in vivo описывают взаимодействие амиодарона с субстратами CYP3A4, CYP2C9, CYP2D6 и Р-гликопротеина.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения амиодарона у детей не проводились.

Согласно опубликованным ограниченным данным, разница в фармакокинетических параметрах между взрослыми и детьми отсутствует.

Доклинические данные о безопасности

В ходе 2-летних исследований канцерогенности на крысах амиодарон вызывал увеличение фоликулярных опухолей щитовидной железы (аденом и/или карцином) у особей обоих полов при клинически значимом воздействии. Поскольку результаты исследований мутагенности были отрицательными, для данного типа индукции опухолей предполагается эпигенетический, а не генотоксичный механизм. Такое влияние на щитовидную железу крыс и мышей вероятнее всего вызывается воздействием амиодарона на синтез и/или высвобождение гормонов щитовидной железы. Значимость данных результатов для людей низкая.

Побочное действие

Антиаритмические средства, класс III. Код ATX: C01BD01.

Фармакологические свойства

Фармакодинамика

Антиаритмические свойства

Увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия клеток сердца, без изменения его высоты или скорости его подъема (эффект антиаритмика III класса по классификации Вогана Вильямса). Изолированное увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия является результатом замедления тока калия без изменения тока натрия и кальция.

Брадикардическое действие из-за снижения автоматизма синусового узла. Данный эффект не устраняется введением атропина.

Неконкурентная блокада альфа- и бета-адренергических рецепторов.

Замедление синоатриальной, предсердной и атриовентрикулярной проводимости, более выраженное при тахикардии.

Не изменяет внутрижелудочковую проводимость.

Увеличение рефрактерных периодов и уменьшение возбудимости миокарда предсердий, желудочков, атриовентрикулярного узла.

Замедление проведения и увеличение продолжительности рефрактерного периода в дополнительных предсердно-желудочковых пучках.

Отсутствие отрицательного инотропного действия.

Сердечно-легочная реанимации при остановке сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, рефрактерной к электроимпульсной терапии

Эффективность и безопасность внутривенного введения амиодарона пациентам с остановкой сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, резистентной к электроимпульсной терапии, была оценена в двух двойных слепых исследованиях: исследование ARREST (сравнение амиодарона с плацебо) и исследование ALIVE (сравнение амиодарона и лидокаина).

Первичной конечной точкой обоих исследований было количество пациентов, живых в момент их поступления в стационар.

В исследовании ARREST 504 пациента с наступившей вне больницы вторичной остановкой сердца после фибрилляции желудочков или желудочковой тахикардии без устойчивого пульса (по меньшей мере 3 попытки дефибрилляции и применение адреналина) были рандомизированы на две группы и получали либо 300 мг амиодарона, разведенного в 20 мл 5% раствора глюкозы и быстро введённого в периферическую вену (246 пациентов) или плацебо (258 пациентов). У 197 пациентов (39%), живых при поступлении в стационар, амиодарон значительно увеличил вероятность успешного реанимирования и госпитализации в стационар: 44% в группе амиодарона и 34% в группе плацебо (р = 0,03).

После поправки на другие прогностические факторы, скорректированное отношение шансов выживания после приема было 1,6 в группе амиодарона по сравнению с группой плацебо (IC 95%, 1,1-2,4; р = 0.02). В группе амиодарона по сравнению с группой плацебо у большего количества пациентов проявилась гипотензия (59% по сравнению с 48%, р = 0,04) или брадикардия (41% по сравнению с 25%, р = 0,004).

В исследовании ALIVE 347 пациентов с фибрилляцией желудочков, устойчивой к трём попыткам дефибрилляции, адреналину, последующим попыткам дефибрилляции, а также пациентов с рецидивом после первоначально эффективной дефибрилляции, были рандомизированы в группы приёма амиодарона (5 мг/кг массы тела, разбавление в 30 мл 5% раствора глюкозы) и плацебо лидокаина или в группу, пациенты которой получали лидокаин (1,5 мг/кг в концентрации 10 мг/мл) и плацебо амиодарона, содержащего тот же растворитель (полисорбат 80).

Среди 347 пациентов, включенных в исследование, амиодарон значительно увеличивал вероятность реанимирования и поступления в стационар: 22,8% в группе амиодарона (41 пациент из 180) и 12% в группе лидокаина (20 пациентов из 167), р = 0,009. После поправки на другие факторы, которые могли влиять на вероятность выживания, скорректированное отношение шансов выживания при госпитализации составило 2,49 у пациентов, получавших амиодарон (IC 95%: 1,28-4,85, р = 0,007) по сравнению с пациентами, получавшими лидокаин. Отсутствовала разница между двумя группами лечения в отношении количества пациентов, которым требовалось купирование брадикардии атропином или кровяного давления дофамином, а также в отношении количества пациентов, которые получали лидокаин (в дополнение к препарату, который являлся предметом исследования).

Количество пациентов с асистолией после дефибрилляции и назначения исследуемого лечения была значительно выше у пациентов группы лидокаина (28,9%), амиодарона (18,4%), р = 0,04.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения у детей не проводились. Согласно опубликованным исследованиям переносимость амиодарона оценивалась у 1118 детей с разной степенью аритмии.

В педиатрических клинических испытаниях были использованы следующие дозы:

лечение приступа: 5 мг/кг массы тела в течение от 20 минут до 2 часов.

поддерживающее лечение: 10 -15 мг/кг/сутки от нескольких часов до нескольких дней.

В случае необходимости, принимать перорально при обычной нагрузочной дозе в первый день инфузии.

Фармакокинетика

После введения амиодарона его концентрация в крови очень быстро снижается в связи с поступлением препарата в ткани; активность достигает максимума, приблизительно на 15-й минуте и исчезает приблизительно через 4 часа после введения.

Амиодарон метаболизируется в основном с участием CYP3A4, а также CYP2C8. Амиодарон и его метаболит, дезетиламиодарон, in vitro являются потенциальными ингибиторами цитохрома CYP1A1, CYP1A2, CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6, CYP3A4, CYP2A6, CYP2B6 и CYP2C8. Амиодарон и дезетиламиодарон могут также ингибировать транспортные белки, такие как Р-гликопротеин и ТОСТ2 (транспортный белок органического катиона). Исследование показало увеличение на 1,1% концентрации креатинина субстрата (ТОСТ2). Данные in vivo описывают взаимодействие амиодарона с субстратами CYP3A4, CYP2C9, CYP2D6 и Р-гликопротеина.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения амиодарона у детей не проводились.

Согласно опубликованным ограниченным данным, разница в фармакокинетических параметрах между взрослыми и детьми отсутствует.

Доклинические данные о безопасности

В ходе 2-летних исследований канцерогенности на крысах амиодарон вызывал увеличение фоликулярных опухолей щитовидной железы (аденом и/или карцином) у особей обоих полов при клинически значимом воздействии. Поскольку результаты исследований мутагенности были отрицательными, для данного типа индукции опухолей предполагается эпигенетический, а не генотоксичный механизм. Такое влияние на щитовидную железу крыс и мышей вероятнее всего вызывается воздействием амиодарона на синтез и/или высвобождение гормонов щитовидной железы. Значимость данных результатов для людей низкая.

Передозировка

Антиаритмические средства, класс III. Код ATX: C01BD01.

Фармакологические свойства

Фармакодинамика

Антиаритмические свойства

Увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия клеток сердца, без изменения его высоты или скорости его подъема (эффект антиаритмика III класса по классификации Вогана Вильямса). Изолированное увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия является результатом замедления тока калия без изменения тока натрия и кальция.

Брадикардическое действие из-за снижения автоматизма синусового узла. Данный эффект не устраняется введением атропина.

Неконкурентная блокада альфа- и бета-адренергических рецепторов.

Замедление синоатриальной, предсердной и атриовентрикулярной проводимости, более выраженное при тахикардии.

Не изменяет внутрижелудочковую проводимость.

Увеличение рефрактерных периодов и уменьшение возбудимости миокарда предсердий, желудочков, атриовентрикулярного узла.

Замедление проведения и увеличение продолжительности рефрактерного периода в дополнительных предсердно-желудочковых пучках.

Отсутствие отрицательного инотропного действия.

Сердечно-легочная реанимации при остановке сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, рефрактерной к электроимпульсной терапии

Эффективность и безопасность внутривенного введения амиодарона пациентам с остановкой сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, резистентной к электроимпульсной терапии, была оценена в двух двойных слепых исследованиях: исследование ARREST (сравнение амиодарона с плацебо) и исследование ALIVE (сравнение амиодарона и лидокаина).

Первичной конечной точкой обоих исследований было количество пациентов, живых в момент их поступления в стационар.

В исследовании ARREST 504 пациента с наступившей вне больницы вторичной остановкой сердца после фибрилляции желудочков или желудочковой тахикардии без устойчивого пульса (по меньшей мере 3 попытки дефибрилляции и применение адреналина) были рандомизированы на две группы и получали либо 300 мг амиодарона, разведенного в 20 мл 5% раствора глюкозы и быстро введённого в периферическую вену (246 пациентов) или плацебо (258 пациентов). У 197 пациентов (39%), живых при поступлении в стационар, амиодарон значительно увеличил вероятность успешного реанимирования и госпитализации в стационар: 44% в группе амиодарона и 34% в группе плацебо (р = 0,03).

После поправки на другие прогностические факторы, скорректированное отношение шансов выживания после приема было 1,6 в группе амиодарона по сравнению с группой плацебо (IC 95%, 1,1-2,4; р = 0.02). В группе амиодарона по сравнению с группой плацебо у большего количества пациентов проявилась гипотензия (59% по сравнению с 48%, р = 0,04) или брадикардия (41% по сравнению с 25%, р = 0,004).

В исследовании ALIVE 347 пациентов с фибрилляцией желудочков, устойчивой к трём попыткам дефибрилляции, адреналину, последующим попыткам дефибрилляции, а также пациентов с рецидивом после первоначально эффективной дефибрилляции, были рандомизированы в группы приёма амиодарона (5 мг/кг массы тела, разбавление в 30 мл 5% раствора глюкозы) и плацебо лидокаина или в группу, пациенты которой получали лидокаин (1,5 мг/кг в концентрации 10 мг/мл) и плацебо амиодарона, содержащего тот же растворитель (полисорбат 80).

Среди 347 пациентов, включенных в исследование, амиодарон значительно увеличивал вероятность реанимирования и поступления в стационар: 22,8% в группе амиодарона (41 пациент из 180) и 12% в группе лидокаина (20 пациентов из 167), р = 0,009. После поправки на другие факторы, которые могли влиять на вероятность выживания, скорректированное отношение шансов выживания при госпитализации составило 2,49 у пациентов, получавших амиодарон (IC 95%: 1,28-4,85, р = 0,007) по сравнению с пациентами, получавшими лидокаин. Отсутствовала разница между двумя группами лечения в отношении количества пациентов, которым требовалось купирование брадикардии атропином или кровяного давления дофамином, а также в отношении количества пациентов, которые получали лидокаин (в дополнение к препарату, который являлся предметом исследования).

Количество пациентов с асистолией после дефибрилляции и назначения исследуемого лечения была значительно выше у пациентов группы лидокаина (28,9%), амиодарона (18,4%), р = 0,04.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения у детей не проводились. Согласно опубликованным исследованиям переносимость амиодарона оценивалась у 1118 детей с разной степенью аритмии.

В педиатрических клинических испытаниях были использованы следующие дозы:

лечение приступа: 5 мг/кг массы тела в течение от 20 минут до 2 часов.

поддерживающее лечение: 10 -15 мг/кг/сутки от нескольких часов до нескольких дней.

В случае необходимости, принимать перорально при обычной нагрузочной дозе в первый день инфузии.

Фармакокинетика

После введения амиодарона его концентрация в крови очень быстро снижается в связи с поступлением препарата в ткани; активность достигает максимума, приблизительно на 15-й минуте и исчезает приблизительно через 4 часа после введения.

Амиодарон метаболизируется в основном с участием CYP3A4, а также CYP2C8. Амиодарон и его метаболит, дезетиламиодарон, in vitro являются потенциальными ингибиторами цитохрома CYP1A1, CYP1A2, CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6, CYP3A4, CYP2A6, CYP2B6 и CYP2C8. Амиодарон и дезетиламиодарон могут также ингибировать транспортные белки, такие как Р-гликопротеин и ТОСТ2 (транспортный белок органического катиона). Исследование показало увеличение на 1,1% концентрации креатинина субстрата (ТОСТ2). Данные in vivo описывают взаимодействие амиодарона с субстратами CYP3A4, CYP2C9, CYP2D6 и Р-гликопротеина.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения амиодарона у детей не проводились.

Согласно опубликованным ограниченным данным, разница в фармакокинетических параметрах между взрослыми и детьми отсутствует.

Доклинические данные о безопасности

В ходе 2-летних исследований канцерогенности на крысах амиодарон вызывал увеличение фоликулярных опухолей щитовидной железы (аденом и/или карцином) у особей обоих полов при клинически значимом воздействии. Поскольку результаты исследований мутагенности были отрицательными, для данного типа индукции опухолей предполагается эпигенетический, а не генотоксичный механизм. Такое влияние на щитовидную железу крыс и мышей вероятнее всего вызывается воздействием амиодарона на синтез и/или высвобождение гормонов щитовидной железы. Значимость данных результатов для людей низкая.

Меры предосторожности

Антиаритмические средства, класс III. Код ATX: C01BD01.

Фармакологические свойства

Фармакодинамика

Антиаритмические свойства

Увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия клеток сердца, без изменения его высоты или скорости его подъема (эффект антиаритмика III класса по классификации Вогана Вильямса). Изолированное увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия является результатом замедления тока калия без изменения тока натрия и кальция.

Брадикардическое действие из-за снижения автоматизма синусового узла. Данный эффект не устраняется введением атропина.

Неконкурентная блокада альфа- и бета-адренергических рецепторов.

Замедление синоатриальной, предсердной и атриовентрикулярной проводимости, более выраженное при тахикардии.

Не изменяет внутрижелудочковую проводимость.

Увеличение рефрактерных периодов и уменьшение возбудимости миокарда предсердий, желудочков, атриовентрикулярного узла.

Замедление проведения и увеличение продолжительности рефрактерного периода в дополнительных предсердно-желудочковых пучках.

Отсутствие отрицательного инотропного действия.

Сердечно-легочная реанимации при остановке сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, рефрактерной к электроимпульсной терапии

Эффективность и безопасность внутривенного введения амиодарона пациентам с остановкой сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, резистентной к электроимпульсной терапии, была оценена в двух двойных слепых исследованиях: исследование ARREST (сравнение амиодарона с плацебо) и исследование ALIVE (сравнение амиодарона и лидокаина).

Первичной конечной точкой обоих исследований было количество пациентов, живых в момент их поступления в стационар.

В исследовании ARREST 504 пациента с наступившей вне больницы вторичной остановкой сердца после фибрилляции желудочков или желудочковой тахикардии без устойчивого пульса (по меньшей мере 3 попытки дефибрилляции и применение адреналина) были рандомизированы на две группы и получали либо 300 мг амиодарона, разведенного в 20 мл 5% раствора глюкозы и быстро введённого в периферическую вену (246 пациентов) или плацебо (258 пациентов). У 197 пациентов (39%), живых при поступлении в стационар, амиодарон значительно увеличил вероятность успешного реанимирования и госпитализации в стационар: 44% в группе амиодарона и 34% в группе плацебо (р = 0,03).

После поправки на другие прогностические факторы, скорректированное отношение шансов выживания после приема было 1,6 в группе амиодарона по сравнению с группой плацебо (IC 95%, 1,1-2,4; р = 0.02). В группе амиодарона по сравнению с группой плацебо у большего количества пациентов проявилась гипотензия (59% по сравнению с 48%, р = 0,04) или брадикардия (41% по сравнению с 25%, р = 0,004).

В исследовании ALIVE 347 пациентов с фибрилляцией желудочков, устойчивой к трём попыткам дефибрилляции, адреналину, последующим попыткам дефибрилляции, а также пациентов с рецидивом после первоначально эффективной дефибрилляции, были рандомизированы в группы приёма амиодарона (5 мг/кг массы тела, разбавление в 30 мл 5% раствора глюкозы) и плацебо лидокаина или в группу, пациенты которой получали лидокаин (1,5 мг/кг в концентрации 10 мг/мл) и плацебо амиодарона, содержащего тот же растворитель (полисорбат 80).

Среди 347 пациентов, включенных в исследование, амиодарон значительно увеличивал вероятность реанимирования и поступления в стационар: 22,8% в группе амиодарона (41 пациент из 180) и 12% в группе лидокаина (20 пациентов из 167), р = 0,009. После поправки на другие факторы, которые могли влиять на вероятность выживания, скорректированное отношение шансов выживания при госпитализации составило 2,49 у пациентов, получавших амиодарон (IC 95%: 1,28-4,85, р = 0,007) по сравнению с пациентами, получавшими лидокаин. Отсутствовала разница между двумя группами лечения в отношении количества пациентов, которым требовалось купирование брадикардии атропином или кровяного давления дофамином, а также в отношении количества пациентов, которые получали лидокаин (в дополнение к препарату, который являлся предметом исследования).

Количество пациентов с асистолией после дефибрилляции и назначения исследуемого лечения была значительно выше у пациентов группы лидокаина (28,9%), амиодарона (18,4%), р = 0,04.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения у детей не проводились. Согласно опубликованным исследованиям переносимость амиодарона оценивалась у 1118 детей с разной степенью аритмии.

В педиатрических клинических испытаниях были использованы следующие дозы:

лечение приступа: 5 мг/кг массы тела в течение от 20 минут до 2 часов.

поддерживающее лечение: 10 -15 мг/кг/сутки от нескольких часов до нескольких дней.

В случае необходимости, принимать перорально при обычной нагрузочной дозе в первый день инфузии.

Фармакокинетика

После введения амиодарона его концентрация в крови очень быстро снижается в связи с поступлением препарата в ткани; активность достигает максимума, приблизительно на 15-й минуте и исчезает приблизительно через 4 часа после введения.

Амиодарон метаболизируется в основном с участием CYP3A4, а также CYP2C8. Амиодарон и его метаболит, дезетиламиодарон, in vitro являются потенциальными ингибиторами цитохрома CYP1A1, CYP1A2, CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6, CYP3A4, CYP2A6, CYP2B6 и CYP2C8. Амиодарон и дезетиламиодарон могут также ингибировать транспортные белки, такие как Р-гликопротеин и ТОСТ2 (транспортный белок органического катиона). Исследование показало увеличение на 1,1% концентрации креатинина субстрата (ТОСТ2). Данные in vivo описывают взаимодействие амиодарона с субстратами CYP3A4, CYP2C9, CYP2D6 и Р-гликопротеина.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения амиодарона у детей не проводились.

Согласно опубликованным ограниченным данным, разница в фармакокинетических параметрах между взрослыми и детьми отсутствует.

Доклинические данные о безопасности

В ходе 2-летних исследований канцерогенности на крысах амиодарон вызывал увеличение фоликулярных опухолей щитовидной железы (аденом и/или карцином) у особей обоих полов при клинически значимом воздействии. Поскольку результаты исследований мутагенности были отрицательными, для данного типа индукции опухолей предполагается эпигенетический, а не генотоксичный механизм. Такое влияние на щитовидную железу крыс и мышей вероятнее всего вызывается воздействием амиодарона на синтез и/или высвобождение гормонов щитовидной железы. Значимость данных результатов для людей низкая.

Условия хранения

Антиаритмические средства, класс III. Код ATX: C01BD01.

Фармакологические свойства

Фармакодинамика

Антиаритмические свойства

Увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия клеток сердца, без изменения его высоты или скорости его подъема (эффект антиаритмика III класса по классификации Вогана Вильямса). Изолированное увеличение продолжительности 3-й фазы потенциала действия является результатом замедления тока калия без изменения тока натрия и кальция.

Брадикардическое действие из-за снижения автоматизма синусового узла. Данный эффект не устраняется введением атропина.

Неконкурентная блокада альфа- и бета-адренергических рецепторов.

Замедление синоатриальной, предсердной и атриовентрикулярной проводимости, более выраженное при тахикардии.

Не изменяет внутрижелудочковую проводимость.

Увеличение рефрактерных периодов и уменьшение возбудимости миокарда предсердий, желудочков, атриовентрикулярного узла.

Замедление проведения и увеличение продолжительности рефрактерного периода в дополнительных предсердно-желудочковых пучках.

Отсутствие отрицательного инотропного действия.

Сердечно-легочная реанимации при остановке сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, рефрактерной к электроимпульсной терапии

Эффективность и безопасность внутривенного введения амиодарона пациентам с остановкой сердца, вызванной фибрилляцией желудочков, резистентной к электроимпульсной терапии, была оценена в двух двойных слепых исследованиях: исследование ARREST (сравнение амиодарона с плацебо) и исследование ALIVE (сравнение амиодарона и лидокаина).

Первичной конечной точкой обоих исследований было количество пациентов, живых в момент их поступления в стационар.

В исследовании ARREST 504 пациента с наступившей вне больницы вторичной остановкой сердца после фибрилляции желудочков или желудочковой тахикардии без устойчивого пульса (по меньшей мере 3 попытки дефибрилляции и применение адреналина) были рандомизированы на две группы и получали либо 300 мг амиодарона, разведенного в 20 мл 5% раствора глюкозы и быстро введённого в периферическую вену (246 пациентов) или плацебо (258 пациентов). У 197 пациентов (39%), живых при поступлении в стационар, амиодарон значительно увеличил вероятность успешного реанимирования и госпитализации в стационар: 44% в группе амиодарона и 34% в группе плацебо (р = 0,03).

После поправки на другие прогностические факторы, скорректированное отношение шансов выживания после приема было 1,6 в группе амиодарона по сравнению с группой плацебо (IC 95%, 1,1-2,4; р = 0.02). В группе амиодарона по сравнению с группой плацебо у большего количества пациентов проявилась гипотензия (59% по сравнению с 48%, р = 0,04) или брадикардия (41% по сравнению с 25%, р = 0,004).

В исследовании ALIVE 347 пациентов с фибрилляцией желудочков, устойчивой к трём попыткам дефибрилляции, адреналину, последующим попыткам дефибрилляции, а также пациентов с рецидивом после первоначально эффективной дефибрилляции, были рандомизированы в группы приёма амиодарона (5 мг/кг массы тела, разбавление в 30 мл 5% раствора глюкозы) и плацебо лидокаина или в группу, пациенты которой получали лидокаин (1,5 мг/кг в концентрации 10 мг/мл) и плацебо амиодарона, содержащего тот же растворитель (полисорбат 80).

Среди 347 пациентов, включенных в исследование, амиодарон значительно увеличивал вероятность реанимирования и поступления в стационар: 22,8% в группе амиодарона (41 пациент из 180) и 12% в группе лидокаина (20 пациентов из 167), р = 0,009. После поправки на другие факторы, которые могли влиять на вероятность выживания, скорректированное отношение шансов выживания при госпитализации составило 2,49 у пациентов, получавших амиодарон (IC 95%: 1,28-4,85, р = 0,007) по сравнению с пациентами, получавшими лидокаин. Отсутствовала разница между двумя группами лечения в отношении количества пациентов, которым требовалось купирование брадикардии атропином или кровяного давления дофамином, а также в отношении количества пациентов, которые получали лидокаин (в дополнение к препарату, который являлся предметом исследования).

Количество пациентов с асистолией после дефибрилляции и назначения исследуемого лечения была значительно выше у пациентов группы лидокаина (28,9%), амиодарона (18,4%), р = 0,04.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения у детей не проводились. Согласно опубликованным исследованиям переносимость амиодарона оценивалась у 1118 детей с разной степенью аритмии.

В педиатрических клинических испытаниях были использованы следующие дозы:

лечение приступа: 5 мг/кг массы тела в течение от 20 минут до 2 часов.

поддерживающее лечение: 10 -15 мг/кг/сутки от нескольких часов до нескольких дней.

В случае необходимости, принимать перорально при обычной нагрузочной дозе в первый день инфузии.

Фармакокинетика

После введения амиодарона его концентрация в крови очень быстро снижается в связи с поступлением препарата в ткани; активность достигает максимума, приблизительно на 15-й минуте и исчезает приблизительно через 4 часа после введения.

Амиодарон метаболизируется в основном с участием CYP3A4, а также CYP2C8. Амиодарон и его метаболит, дезетиламиодарон, in vitro являются потенциальными ингибиторами цитохрома CYP1A1, CYP1A2, CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6, CYP3A4, CYP2A6, CYP2B6 и CYP2C8. Амиодарон и дезетиламиодарон могут также ингибировать транспортные белки, такие как Р-гликопротеин и ТОСТ2 (транспортный белок органического катиона). Исследование показало увеличение на 1,1% концентрации креатинина субстрата (ТОСТ2). Данные in vivo описывают взаимодействие амиодарона с субстратами CYP3A4, CYP2C9, CYP2D6 и Р-гликопротеина.

Педиатрическая популяция

Контролируемые клинические исследования применения амиодарона у детей не проводились.

Согласно опубликованным ограниченным данным, разница в фармакокинетических параметрах между взрослыми и детьми отсутствует.

Доклинические данные о безопасности

В ходе 2-летних исследований канцерогенности на крысах амиодарон вызывал увеличение фоликулярных опухолей щитовидной железы (аденом и/или карцином) у особей обоих полов при клинически значимом воздействии. Поскольку результаты исследований мутагенности были отрицательными, для данного типа индукции опухолей предполагается эпигенетический, а не генотоксичный механизм. Такое влияние на щитовидную железу крыс и мышей вероятнее всего вызывается воздействием амиодарона на синтез и/или высвобождение гормонов щитовидной железы. Значимость данных результатов для людей низкая.


Цены в аптеках
Регион Минск Местоположение

Кордарон

Санофи Франция

Аналоги

Амиодарон

БЗМП Беларусь
appPhone
Открыть в приложении 103.by
Продолжая пользоваться ресурсом, вы соглашаетесь с условиями Политики обработки персональных данных.
Этот сайт использует cookies
Понятно